12:10 

Многострадальная сказка о Герсти.

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!

Dreambound

ПЭЙРИНГ: Sascha Gerstner, Dani Loeble, Andre Matos, Andi Deris
РЕЙТИНГ: R
КАТЕГОРИИ: RPSlash, angst, romance.
WARNING: ну как обычно, ахтунг, недруги, слэш о реальных людях, которые могут быть вашими кумирами. Не нравится - не читайте, я уже много раз извинялся.
DISCLAIMER: не имел, не видел, свечку не держал.
ПРИМЕЧАНИЕ: эти пресловутые черные бусы Саша стал носить с 18 ноября, в моей сказке с 21. Вообще в сказке есть фактические ошибки, я, конечно, старался максимально подогнать повествование к реальному времени, но шовчики все равно есть. А вы при прочтении можете смеряться с концертным расписанием группы, многое станет понятнее*)
ПРИМЕЧАНИЕ2: текст является продолжением трех предыдущих сказок, события которых здесь неоднократно упоминаются.
ОТ АВТОРА: написано под впечатлением от фотографий группы из Hellish Tour, репортажи с которого я с фанатским упорством смотрел практически в онлайн-режиме. Так же ощущение от сказки переплелось с песней Helloween "Dreambound", сочиненной, собственно, Сашей Герстнером, помутившим мой рассудок в момент написания рассказа. Эпиграф взят из нее же, полная версия здесь.

Окончание в комментариях.

Действие происходит с середины ноября 2007 до начала марта 2008.

You´ll change my dream
You´ll guide my way to be
You are the light
You turn black into white
You´ll change my dream
You´ll bring reality
You shine so bright
You turn black into white


+ + +
17 ноября 2007, Белград.

Саша тщательно запер дверь своего номера, уселся на постель и уставился на свой мобильный. Собственно, вот он, номер Андре Матоса, тайком найденный в беспечно оставленном на столике в автобусе телефончике Энди. Теперь главное, придумать, что написать в смс, чтобы Андре не пропустил сообщение с незнакомого номера... Саша еще немного подумал, потом съел припрятанную конфету и со вздохом написал самый простой вариант. Просьба перезвонить и подпись. Андре совсем не глуп, он поймет. И наверняка он авантюрен...

Ответ не заставил себя ждать, Саша даже не успел прикончить вторую конфету. Мгновение он помедлил, прежде чем ответить, что ни говори, а он робел перед Андре.
- В прошлую нашу встречу, ты желал поговорить об Энди, а сейчас?
- О нем же, но цели изменились... Мне нужна твоя помощь, - Саша замер, пытаясь предугадать ответ.
- Ты меня заинтриговал, дорогой мой...
- Давай встретимся, это долгая история. 19 ноября у меня свободный день и...
- И ты желаешь меня видеть... А мне что с этого будет?
- Ты знаешь Энди лучше меня, сам решишь...
- Черт, - Андре уже открыто засмеялся, - Когда ты там, говоришь, будешь свободен?..

+ + +
19 ноября 2007 года, София.

- Привет, - весело мурлыкнул Андре, возникнув где-то за спиной настолько неожиданно, что Саша вздрогнул. Он сидел в небольшом ресторанчике, за последний час он уже несколько раз порывался уйти, думая, что бразилец решил отменить встречу, но из глупого чувства надежды оставался.
- Ты долго ждешь?
- Вежливость подсказывает мне, что совсем недолго... но если я так скажу, то это будет... ммм... не совсем верно...
Андре хмыкнул, опустив глаза, и подозвал официантку. И только сделав глоток ароматного кофе и одобрительно кивнув, он посмотрел на Сашу:
- Ну что ж... выкладывай, хороший мой, признаюсь, ты меня заинтриговал сверх всякой меры. В прошлый раз мы так расстались, что обращаться ко мне за помощью - это, как минимум, необычно...
Саша пропустил это замечание, потому как возвращаться к той ситуации ему не хотелось совершенно:
- Ты знаком с Дани Лебле?
- Знаком, но не настолько, чтобы поздороваться с ним при встрече, - темные губы дрогнули в улыбке, - Мне рассказывал о нем Энди, ну и кое-что я слышал от Тоби, - и видя непонимание, пояснил, - Саммет.
- А ты знаешь про Дани и Энди?
- Энди с ним спит? Ну что ж, в его духе...
- Энди с ним... очень близок...
Андре лишь едва заметно дернул бровью, но выражение лица и безразличие в голосе не изменились:
- И?
- Дани мой парень... бывший, я так думаю.
- Ох... Как тесно в этом мире...
- Мы достаточно давно встречаемся, но сейчас...
- Сейчас Дани занял место в постели нашего прекрасного блондина, которое раньше принадлежало тебе, а потом стало вакантным. Я все правильно понял?
- Вынужден признать, что да...
- Пойдем далее. Ты желаешь вернуть своего брутального барабанщика, но с Энди ссориться боишься, так?
- Так...
- Саша, я понимаю, что мое предложение выглядит двусмысленным, но все же... поехали в гостиницу или еще куда, где ты мне спокойно расскажешь всю историю от начала и до конца. Идет?
- Да.

+ + +

...- Наверное, наши с Дани отношения были дружбой...
- А когда вы начали общаться?
- Да с самого начала, как только он в группу пришел. Ты же знаешь, я всегда лишний... то есть вроде мы и группа, вроде все вместе, а я все равно как бы не с ними. Раньше мне было без разницы, Энди мне целый мир заменял, ну а потом... А Дани был со всеми. Он очень... коммуникабельный, он...
- Саша, я знаю, значение слова "коммуникабельный". Кстати, давай перейдем на немецкий, не мучайся так с английским, поверь, если ты будешь говорить на своем языке, я тебя пойму не хуже...
Саша несмело улыбнулся, бросив взгляд на расслабленно расположившегося в соседнем глубоком кресле бразильца.
- Ну так вот он и заполнил нишу моего одиночества... боже, как пафосно...
- Ты спал с ним с самого начала?
- Нет... я бы не посмел первый шаг сделать, он такой... короче я бы не решился. Первый раз мы занялись сексом в феврале 2006 в туре...
- Неоригинально...
- Прекрати!
- Да ладно тебе, просто прими к сведению, что вы не одни так коротаете время в туре... продолжай...
- Так вот... Нам всегда было здорово общаться, с ним можно обо всем на свете говорить. И он все понимает, но в душу не лезет. Это классно. Просто полночи разговаривать или вместе гулять по незнакомому городу. То есть это все и раньше было, а потом прибавился еще классный секс. Он...
- Избавь меня от подробностей.
- Я и не собирался.
- Ты его уже любил?
- Нет. Просто дружба.
- Ага, и секс.
- Ну да, скажешь, у тебя так не было?
- Было, но это всегда грустно заканчивалось. Тем более мы сейчас не обо мне, рассказывай дальше.
- Продолжалось это до апреля, потом начался отпуск. Если честно, я не ожидал, что Любле мне позвонит через пару недель. Сказал, что соскучился, и предложил приехать. Собственно, тогда все и началось... К лету он мне доказал, что наши отношения больше, чем просто дружба.
- И ты влюбился.
- И я влюбился. Глупо, да?
- Да. И долго продолжалась идиллия?
- В конце 2006 он стал отдаляться, точнее не так... Я всегда знал, что я просто друг, не более, а так у него есть постоянная девушка. А тут совсем... А когда мы начали записывать альбом в начале года, и он уехал на Тенерифе к Энди... в общем, не понять было тяжело.
Саша бросил взгляд на Андре, кажется, тот был действительно заинтересован, и рассказ Герстнера натолкнул его на какие-то свои размышления, которыми он не спешил делиться.
- Наверное, так мне и надо, не смог удержать... но обиднее мне другое. Понимаешь, ведь не я же начал отношения, не я же перевел их из дружбы в черт знает во что. Я люблю его, он это знает. Он прекрасно знает, насколько он мне дорог и что он у меня единственный. И потом, он отдалился от меня, но при этом сексом со мной он совершенно не брезговал. А я сам стал ему не важен. Я думал, что, когда мы начнем играть тур, то все изменится. А оказалось не так... он все время с Энди. А ты знаешь Дериса, его ничего не смущает.
Саша замолчал, теперь уже глядя исключительно на свои руки, и, нервничая, то одевал, то снимал кольца с длинных истерзанных пальцев. Потом вздохнул и добавил:
- И я не могу понять, что я делаю не так...
Молчание затянулось. Саша все же решился посмотреть на Андре. Южанин сидел, прикрыв глаза и как-то грустно улыбался. А потом все так же не меняя выражение лица, заметил в пространство:
- Сколько лет я знаю Андреаса, столько он не устает подкидывать мне сюрпризы и загадки. Порой мне кажется, что я никогда его не пойму и не узнаю до конца.
- Ты о чем? - через несколько минут спросил Саша, поняв, что продолжения монолога он не услышит.
- Ты сказал, что Энди уложил твоего Дани в постель в конце 2006...
- И?
Андре приложил смуглую ладошку к губам, как бы приходя в себя, а быть может, скрывая нервный смех, потом снял очки в тонкой оправе и потер переносицу. И как-то беззащитно усмехнулся:
- Знаешь, наверное, тебе стоит знать всю историю с самого начала. Выслушаешь?
Саша лишь кивнул.
- Предупреждаю сразу, что история долгая и до крайности печальная. Я мысленно ее уже кучу раз рассказывал, но вслух - первый раз... Ладно. Самую большую ошибку в своей жизни я совершил в 91 году...

...

Рассказ точно вымотал Андре, уничтожил все краски в недавно ярком человеке. Андре расслабленно восседал в кресле, как никогда напоминая усталого, сложившего роскошные темные крылья Ангела, обессилившего под гнетом своих мыслей. Если, конечно, у Ангелов бывают такие черные и пустые глаза.
Андре молчал уже несколько минут, а потом все же закончил рассказ:
- В 2006 году я нашел в себе силы расстаться с ним, - и снова погрузился в молчание.
- А когда вы сошлись снова?
Но Андре проигнорировал вопрос, продолжая свою мысль:
- Я до сих пор не верю, что я смог от него уйти, с годами ведь легче терпеть... Наверное, я просто устал, мне хотелось сделать ему больно. И у меня получилось. Это было потрясающе - видеть в его глазах растущее море отчаянья... только он все равно ничего не сказал, просто смотрел. Я смог уйти, но свободным я себя не чувствовал. Все стало куда хуже. Куда больнее.
Он пришел ко мне в апреле следующего года, так, как будто ничего и не было... я сломался. Пусть он молчит, пусть. Я знаю, что он меня любит, и я знаю, как ему тяжело далось расставание со мной, - Андре покачал головой, - Я полжизни бы отдал, чтобы никогда с ним не встречаться... - и после секундной паузы, он шепотом закончил, - и целую жизнь, чтобы услышать от него, что он меня любит.
Глубокий вздох:
- Я помогу тебе, Саша.
- С чего вдруг?
- А ты не понял? Мы расстались с ним в конце 2006 и сошлись весной 2007... ничего даты не напоминают?
И после недолгого молчания он тихо заметил:
- Может, он... скучал без меня?..

...

- Так, друг мой... Идея у меня есть, не знаю уж, что получится, но обещай мне одну вещь...
- М?
- Ты не будешь импровизировать, мямлить и сделаешь все точно так, как я скажу.
Саша кивнул.
- ОК. Тогда я хочу сразу все пояснить, только без обид. Ты мне нравишься, я хочу тебе помочь, но в первую очередь мне интересен Энди, - он прикусил нижнюю губу, ненадолго задумавшись, - Мне просто интересно, на многое ли он готов ради меня.
- Твое право... вообще странно, что ты мне помогаешь.
Андре презрительно фыркнул:
- Вот я сразу все и пояснил, дабы ты понял, что это не акт несвойственного мне альтруизма. Твоя цель - вернуть своего брутального драммера?
- Не знаю.
- Оу... а есть еще цели?
- Я теперь не знаю, хочу ли я быть с ним. Честно не знаю.
- Ох, полегче на поворотах... Кстати, а ты понимаешь, что он тебя предал?
- Да.
- Простишь?
Саша замолчал, надолго, а потом медленно заговорил, глядя в пол:
- Не знаю.
- Ладно, поглядим, чего получится и как он отреагирует. Итак. Собственно, идея. Я так думаю, что все в курсе, что ты уехал?
- Ну да...
- Ну вот и славно. Ты не будешь никому ничего объяснять. И возьмешь что-нибудь из моих украшений... пусть даже и эти бусы, - Андре провел по золотистой коже в вырезе рубашки, задев тонкие, серебристо-черные бусы, судя по всему, из какого-то полудрагоценного камня, - Смею надеяться, что они не нарушат твой нежный концертный образ.
- Нет, вполне сойдут. Я, кажется, понял мысль... но это точно скажет что-нибудь Энди?
- А ты сомневаешься в наблюдательности моего прекрасного блондина? Если да, то ты его плохо знаешь. Он их видел на мне, даже присутствовал при их покупке... и снимал их с меня не раз... впрочем, это к делу не относится. Поверь, может, ты и неинтересен более Андреасу, но побрякушку от заметит. И скорее всего расскажет о ней твоему Дани. В Энди умерла змея-сплетница... он не сможет не рассказать. Тем более он любопытен и чертовски любит играть с чувствами других, в особенности сталкивать их лбами. Впрочем, кому я это объясняю, ты это не раз испытал на себе... кстати, Энди в том случае совершенно не раскаивается. В этот раз ему наверняка тоже станет интересно... Но хватит об Энди, тебе интересен Дани. Точнее его реакция. Наверное, если ему все равно, то и пытаться не стоит? А если не все равно, то... то дальнейшее на твое усмотрение, можешь поиграть с ним еще, а можешь сказать, что у нас с тобой ничего не было и это просто подарок...
- А какая тебе с этого выгода?
- А я тоже любопытен... Мне интересно, даром ли я потратил свою жизнь или нет.
Саша интуитивно почувствовал, что Андре нужно вытащить из этих мыслей и уж тем более не задавать на эту тему вопросов. Он просто видел, как это все выматывает бразильца.
- Ты дашь мне бусы сейчас?
- Ах да, - Андре встрепенулся, расстегивая украшение, потом встал и подошел к Саше, - Я сейчас надену на тебя... тут застежка сложная...
Он приблизился к сидящему Саше, уперся коленом в диванную подушку возле его ноги и накинул на шею немца бусы... И Герстнер, повинуясь инстинктивному желанию, положил ладонь ему на бедро, чувствуя жар тела через ткань, и вскинул глаза на замершего Андре. Тот не смотрел на него, просто застыл в той же позе, почти оседлав Сашу, только ладони отпустили бусы и легли немцу на плечи.
- Ты понимаешь, что это глупость, Саша?
- Да.
- Ты понимаешь, что эту глупость потом не исправить?
- Да...
Андре опустил глаза, а потом неожиданно, не убирая ладоней с его плеч, сел к Саше на колени, позволив Герстнеру обнять его за талию.
- Саша... я понимаю, что ты таким образом хочешь досадить Энди и Дани. Так вот, я не желаю спать с тобой по этой причине... не потому что мне гордость не позволяет, просто ты сам потом пожалеешь.
- Тссс... Мне это нужно... Давай сейчас забудем и про Энди и про Дани, хорошо?


+ + +
21 ноября 2007, Стамбул.

Хороший сервис сильно облегчает жизнь музыканта. Эта мысль в который раз приходила Энди в голову, а сейчас, когда он расположился в глубоком кожаном кресле, прикрыв глаза и вытянув ноги, она казалось удивительно прекрасной. Сегодня - никакого концерта и напряжения, можно отдохнуть за чашкой прекрасного кофе.
Звук хлопнувшей двери и веселые голоса заставили Энди разомкнуть тяжелые веки. Саша. В помещении сразу стало тесно. Куда ездил мальчишка? Не то, чтобы Энди сильно интересно... Дерис окинул его ленивым взглядом... и ощущение благодушного спокойствия покинуло блондина. Он дернулся вперед, резко садясь и не обращая никакого внимание на удивленные взоры. Зрение и воображение играют с ним злую шутку. Быть не может...
Энди рванулся к успевшему усесться на дальний диванчик Саше и, нависнув над ним, прошипел:
- Откуда это у тебя?
Сначала в зеленых глазах появился испуг, но неожиданно он сменился спокойствием.
- Он сам мне их дал.
- С чего бы это? - солнечный запах пропитал одежду Саши, его волосы... это кружило голову и мутило разум... Это невозможно!
- А ты не догадываешься? - Герстнер снисходительно улыбнулся.
Энди сглотнул... хотел вдохнуть поглубже, чтоб успокоиться, но воздух принес с собой лишь запах Андре. Нервы не выдержали. Злоба и обида безграничны.
Саша резко перестал улыбаться, встал и отступил на пару шагов. В совершенно прозрачных глазах блондина была ненависть. Чистая ненависть, обращенная на него, Герстнера. Лучше бы он кричал, закатил истерику... Но Энди лишь смотрел ему прямо в глаза, плотно сжимал побелевшие губы... а потом вдруг тихо заметил:
- Я превращу твою жизнь в Ад, Герстнер.
Несколько секунд тишины. Саша быстро облизнул губы, взгляд Энди говорил гораздо больше, чем слова. В этот момент он отчетливо понял, что Энди не пошутил, его слова не просто угроза. Герстнер отступил, силясь разорвать зрительный контакт, а потом заставился себя отвернуться и выскользнуть за дверь.
- Энди? - Дани приблизился к фронтмену, стоящему посередине зала, - Ты чего на него набросился?
- Отвали, Лебле, и не лезь не в свое дело!
По Энди было видно, что он был близок к истерике, быстрое дыхание, яркий румянец, дрожащие руки...

...

С каждым разом мальчик все лучше знает, как доставить удовольствие своему Богу. Андре частенько думал, что не прогадал с ним ни как с барабанщиком, ни как с любовником. Непосредственность, легкость, страсть Элоя хоть и раздражали его иногда своей детской энергичностью, но все равно были бесконечно приятны. Желает всего и сразу, но безумно боится, нагло и дерзко раздевает его, но трепещет от собственной смелости...
Чертов телефон звонит так не вовремя, но мелодию не узнать невозможно. Будь это кто другой, Андре и не подумал бы отвлекаться от мальчишки, но тут...
- У тебя что-то случилось, дорогой мой Андреас? - Матос мурлычет, точно не при делах.
- А то ты не знаешь, - взвинчен, Андре чувствует каждый оттенок настроения Энди, и сейчас с уверенностью может сказать, что тот на грани.
- Представь себе нет.
- Прекрати! - сорвался...
- Извини, сладкий, я сейчас... - тихо шепнул Андре растерянному и чуточку обиженному Элою, накинул на плечи халат и вышел из спальни, плотно закрыв за собой дверь. И только тогда спокойно проговорил в трубку, - Успокойся, любовь моя...
- Успокойся? Успокойся?! Нет, я успокоюсь, только когда ты мне объяснишь, какого черта этот ублюдок делал в твоей постели.
- Ничего такого, о чем надо спрашивать таким склочным тоном, Андреас.
- Не называй меня так!
- Я буду называть тебя так, как хочу. И с каких это пор тебя интересуют мои любовники?
- Вы переспали, чтоб досадить мне и Дани, да?
- Я всегда говорил, что у тебя завышенная самооценка...
- Ответь на мой вопрос!
- Энди, я не намерен разговаривать в таком тоне...
- А придется. Ты специально? Мне все равно, что ты с ним. Плевать! Но это слишком, у вас все серьезно? Ты просто решил меня разозлить и увлекся им!
- Ты слишком все усложняешь... мальчик просто запутался...
- А ты... ты стал врачевателем человеческих душ?.. Или для тебя все слишком просто?
Андре помолчал несколько секунд, а потом глухо выругался и неожиданно зло проговорил:
- Никогда... слышишь, никогда не говори, что для меня все просто... В конце концов ТЫ хоть раз пытался понять меня? Пытался? А Саша.. пусть ты считаешь его глупой игрушкой, но он умеет СЛУШАТЬ... Мой подарок был всего лишь маленькой благодарностью...
- Благодарность за то, что хорошо слушал, или за то, что хорошо трахал?
- Догадайся, дорогой.
Ответом ему послужили короткие гудки. Истеричка.
Андре несколько минут приходил в себя, бог знает, сколько сил ему потребовалось, чтобы не сорваться на ответную истерику. Он даже сейчас не захотел его слушать!
Матос глубоко вздохнул и снова схватился за мобильник.
- Доброй ночи. Меня интересуют билеты на самый ближайший рейс до Греции...

+ + +

Дани слегка не понимал происходящего и ему это не нравилось. Ему было совершенно не по вкусу быть в центре событий, но не знать, что они из себя представляют.
Собственно, именно из желания получить объяснения он сейчас и стоял перед дверью Дериса. Впрочем, открывать ему не спешили.
Он занес руку, чтобы еще раз постучать, и в этот момент дверь отворилась. Энди. Выглядит несколько нездорово, причем, и в психическом смысле тоже.
- Ты еще... тебе-то от меня чего надо?
- Объяснений.
- А что, бляденыш не поделился тайной? Ну что ж, заходи... - Энди посторонился, пропуская его к себе.

+ + +
22 ноября 2007, Салоники.

Спокойствие тихого вечера в уютном барчике при отеле было нарушено маленьким, но опасным тайфуном под названием Андре Матос. Не обращая ровным счетом никакого внимания на окружающих, он быстрым шагом приблизился к группе отдыхающих музыкантов. Без всяких приветствий он постучал холеными пальчиками по столешнице и посмотрел на тур-менеджера:
- Ключ от номера Энди.
- Откуда у меня ключ?
- Коста, ты меня прекрасно знаешь, я его все равно достану, так что отдай мне эту несчастную карточку.
Несколько секунд они смотрели друг на друга, потом Зафиру кивнул и уже хотел встать, когда его остановил хриплый голос:
- Просто стучать, Матус, ты не умеешь?
- Умею, я просто сомневаюсь в способности некоторых адекватно воспринимать реальность.
Энди стоял, молча, вперив взгляд в пол, потом он несколько раз глубоко вздохнул и заметил:
- Закажи себе что-нибудь покрепче, нам предстоит долгий разговор...
Андре лишь молча прошел мимо него к дальнему свободному столику.
- Ты ко мне, Ангел, или к Саше? - мило поинтересовался Энди, усаживаясь напротив. Матос лишь раздраженно отмахнулся:
- Прекрати,умоляю. Я не ссориться сюда приехал.
- Да неужели?
- Что-то ты слишком переживаешь...
- Обидно, когда тебя обманывают.
- Обидно, когда тебя не хотят слушать!
- Ты расскажешь мне подробности?
- Энди, да прекрати ты эту истерику! Ты даже сейчас меня выслушать не хочешь.
- А что я должен слушать? Что ты скажешь? Что все у вас было случайно? Случайным любовникам, Андрес, личные вещи не дарят... тем более ты прекрасно знаешь, что для меня эта побрякушка дорога.
Андре глубоко вдохнул, прикрыв глаза, вероятно, он пытался успокоиться. Но судя по всему, у него это не получилось, так как через мгновение он резко встал и, оправив полы черного сюртука, громко сказал:
- Иди к черту, Энди, со своей истерикой. Успокоишься - позвони. Впрочем, я очень сомневаюсь, что тебе это позволят твои нервы.
Он быстро пересек зал и вышел из бара.
Энди уставился на свои руки. Если сейчас он кинется за Андре, то потеряет гордость и самолюбие на глазах у всех.
Дерис встал и рванулся к выходу.
Вышел на пустую террасу перед баром и огляделся. Вон он, стоит возле ограждения, спиной к Энди.
Неожиданно стало легко. Злость и обида ушли куда-то, точно Энди выдохнул их в холодный воздух белым облачком пара. Несносный бразилец. Он опять проверял его, ведь знал, с самого начала знал, что Дерис сломается, просто опять хотел подтвердить это.
Энди не оставалось ничего, кроме как преодолеть расстояние, разделяющее их, и, подойдя к любовнику со спины, обнять его за талию и уткнуться носом ему в плечо. Несколько минут они стояли совершенно молча, а потом Андре развернулся к нему лицом, стянул с себя широкий шарф и, накинув его на шею Энди, тихо сказал чуть сдавленным голосом:
- Я поражаюсь тебе... не одевшись, на холод... Ты простудишься, заболеешь, а я буду виноват...
- Будешь, - Энди довольно кивнул, чувствуя теплые ладони, гладящие его по замерзшим щекам, - Я буду звонить тебе и рассказывать, как мне плохо. А может ты даже останешься со мной, будешь греть меня под одеялом и варить мне глинтвейн, потому что тебе меня жалко... Черт... - Энди зажмурился, ощутив предательский комок в горле, - Андре, я...
- Замолчи, - Матос приложил палец к его губам, - Замолчи, не порть...

+ + +
то же время.

Дани открыл дверь, но в номер Сашу не пустил. Так и стоял на пороге, молча.
- Дани, давай поговорим?
- О чем же?
- Может, Энди тебе все объяснил? Так вот он не понял... ничего не было...
- Неужели? - иронично заметил Дани. Но улыбка тронула лишь губы, глаза были попрежнему злыми.
- Дай мне рассказать.
- Да пожалуйста, охотно послушаю, - он изобразил понимающее лицо и прислонился к косяку, скрестив руки на груди.
- Все задумал Андре, он мне помочь хотел... Эти чертовы бусы лишь благодарность, у нас ничего не было. Серьезно.
- А что так? В прошлый раз он был недостаточно хорош, и теперь ты отказался?
- Ничего не было, - упрямо повторил Саша.
Дани молчал, опустив глаза. Губы дрожат.
Кажется, он хотел что-то сказать, но лишь махнул рукой, сделав шаг в номер. И перед тем, как захлопнуть дверь, тихо произнес:
- Я тебе не верю, Герстнер.

Саша некоторое время тупо смотрел на закрытую дверь. Все ж таки он идиот... Ввязаться в такую сомнительную историю и не подумать о последствиях. Хотя, если уж даже Андре не просчитал реакцию Энди, то что взять с бедного Саши? Голова кругом...
Неожиданно Герстнера охватила злость. Он не будет просить прощение, он не будет умолять Дани вернуться, нет... Лебле сам приползет. И вот тогда Саша и подумает, нужен ли он ему. Саша с какой-то удивительной четкостью понял, что сейчас, именно сейчас Дани его предал. Да, изменил, да, бросил... но предал только что. Не поверил. Не выслушал.
Саша вздохнул поглубже. Конечно, Андре сказал не импровизировать, но что-то подсказывало, что бразилец бы одобрил его мысли...

+ + +
23 ноября 2007, Салоники.

В следующий раз он увидел Энди только в день концерта.
Злоба Дериса еще не изгладилась из памяти Саши, посему умиротворенная вид расслабленно сидящего в гримерке блондина его совершенно не обманул. Исходя из соображений собственной и всеобщей безопасности, Саша развернулся, чтобы покинуть помещение, но уже на пороге его догнал голос Энди:
- Если тебя это волнует, то я на тебя больше не злюсь.

+ + +

Дани было нужно несколько дней, чтобы все обдумать. По истечению этого срока он принял решение. Наверное, он достаточно наказал Герстнера, правда, то, что Саши не глядит на него жалобными глазами и вообще старается избегать встреч с ним, несколько настораживало, но Дани был совершенно уверен, что это от глубоких переживаний. Поразмыслив над ситуацией, он пришел к выводу, что Герстнер наверняка ни в чем не виноват. Он слишком мягок и легковерен. Саша, конечно, пытался ему доказать, что "ничего не было", но Дани ему абсолютно не поверил. Впрочем, с изменой Лебле легко смирился, пускай...
Осталось только распахнуть объятья. То, что Герсти бросится в них, драммер даже не ставил под сомнение.
Но прошло еще несколько дней, затем недель, а Саша даже и не думал реагировать на его попытки заговорить или приблизиться. Лишь кривил свои роскошные губы в каком-то новом, чужом выражении пренебрежения.
Сначала это не беспокоило. Покапризничает и перестанет. Потом стало волновать. Затем - мучить.
Это несвойственно его Саше. Саша принял бы Дани, вздохнул бы со смирением агнца и продолжил бы терпеть.
Что-то изменилось. И Дани был не готов к этим изменениям.

+ + +
декабрь 2007, Европа.

Дани вошел в темный номер без стука. Он всегда так приходил. Когда они еще встречались. Он всегда соблюдал это негласное условие - приходить ночью, чтобы никто не видел. Он приходил не за тем, чтобы заняться сексом, необязательно, можно же просто потрепаться, посмотреть новый фильм или же просто поспать вместе. Ему нравилось спать с Сашей в одной постели, особенно когда они приезжали туда, где холодно. Иногда он даже приходил к Саше в автобусе, ночью, шпионским шагом пробирался к его койке, старался не разбудить никого, обязательно что-нибудь переворачивал... но упорно лез к Герстнеру, чтобы полночи шипеть друг на друга, пытаясь разместиться с этим огромным парнем на узкой постели, а потом с утра не знать, как выбраться, потому что кому-то из группы пришло в голову рано встать.
Но сейчас Даниэль пришел по другой причине. Сформулировать эту причину он не мог. Наверное, просить прощения.

Не спит. Лежит, обняв подушку.
Дани остановился возле кровати, помолчал немного, ожидая, что Герстнер хоть что-нибудь скажет, но не дождавшись, глупо спросил:
- Не спишь, да?
Тишина.
- Можно?
Саша молча пододвинулся и откинул край одеяла. Дани не надо долго упрашивать.
- Ты хочешь заняться любовью?
Лебле чуть замялся.
- Презервативы там, - Саша, все так же не глядя на него, дернул плечом.
- Где?..
- Дани, не тупи... - кажется, Герстнер стал раздражаться, - где обычно...
Дани несколько ошарашенный такой прямотой, наклонился, чтобы поцеловать Сашу, и натолкнулся на глухое безразличие.
- Не хочешь? Если нет, то так и скажи...
Саша сел и, усмехнувшись, заметил:
- А вот ты знаешь, Любле... мне все равно.
И обняв, притянул к себе, целуя и удерживая за волосы.
Черт, Дани уже забыл, что этот парень заводит его с одного поцелуя. Не зря он гордится своими губами...совсем не зря. Если Дани, простившегося с невинностью давно и прочно и пробовавшего, наверное, все, его губы доводили до безумия, то что же делается с девочками-фанатками?
Но Саша заигрался, не он здесь главный.
И Герстнер подчиняется, покорно позволяя уложить себя на спину и подставляя шею под поцелуи. Выгибается, ластится, мурлычет - его котенок. Его любимый котенок. Большой, нескладный, неуместный, потерянный.
Огромный настолько, что в постели с ним тяжело чувствовать себя мужчиной.
Поцеловать в нос, покрытый веснушками - жмурится, довольно улыбается.
Потянуть губами за мочку уха, чувствуя, как в кожу впивается маленькая серебряная пусета-черепок. Мужчины редко носят такие серьги, а Саше нравится... и Дани теперь тоже нравится. Ему теперь многое по душе, даже то, что раньше он совсем не понимал...

...

Саша обнял подушку, устало вытянувшись, и тихо сказал, ни к кому не обращаясь:
- А теперь иди отсюда.
- Не понял... - Дани сел на кровати.
- А что тут непонятного? Иди отсюда, Любле.
Дани шокировано кивнул, но по глазам видно было, что он совершенно ничего не понимает. Он медленно, чуть заторможено оделся и, оглянувшись на так и не поменявшего позу Сашу, покинул номер.
Только лишь за ним закрылась дверь, Герстнер лег на спину, потом все же встал, дабы дойти до дорожной сумки с припрятанной бутылкой виски. Морщась, "пожевал" алкоголь, чтобы избавиться от привкуса семени, и поставил бутылку на журнальный столик. Теперь думать легче. Постучал длинными пальцами по стеклянной столешнице, а потом все же взял валявшийся на ней мобильник.
Номер он набирал без всякого волнения, он теперь не чувствовал к этому человеку ничего кроме симпатии, совсем не так как в первый момент их знакомства.
Длинные гудки. Надо долго ждать, у них там, конечно, не слишком-то поздно, но он наверняка...занят.
Прижимая трубку к уху, он уселся на постель, завернувшись в одеяло. Ну наконец-то.
- У тебя что-то случилось?.. - мурлычет... точно не один.
- Андре, мне нужна помощь...

...

Остаток ночи Саша провел, лежа поверх покрывала и глядя в потолок. Он точно знал, что с утра ему будет очень плохо от недосыпа и от выпитого, но это не могло заставить его лечь спать.
Забавно, Андре сказал, что поступил бы так же. Правда, Саша очень сомневался, что тот оказался бы такой ситуации, но если не брать это во внимание, то слова Андре грели весьма сильно.
Герстнер рассказал ему все кроме одного - как ему хотелось обнять Дани, простить и быть прощенным. А ведь он мог это сделать. И с месяц назад сделал бы. Только сейчас Саша отчетливо понимал, что, если бы простил, то это было бы куда хуже, чем если бы они расстались навсегда.
Дани ошибался, думая, что он красивая кукла-пустышка с невообразимым запасом терпения. Неожиданно, Саше подумалось, а может, Лебле просто не приходило в голову не то, что заглянуть поглубже, а то, что у Саши вообще есть эта самая глубина.

+ + +

День за днем Дани силился достучаться до Саши, но тщетно. Герсти общался с ним ровно столько, сколько требовалось для мирного сосуществования и творческого процесса. И не больше. Дани думал, что он придет к Саше, попросит прощения, если это будет нужно, они займутся любовью... и все пойдет как раньше. Вот только не получилось.
И с каждым днем происходящее становилось для Лебле все важнее и важнее, хотелось вернуть прежние отношения с Сашей, его искреннюю улыбку, нежность, терпеливость, уничтожить, стереть это пренебрежение и холодную вежливость. И это пугало Дани куда сильнее.
С этим тяжелым чувством он и закончил эту часть тура, наконец отправившись домой встречать Рождество.

+ + +
31 декабря 2007, Нюрнберг.

Дани Лебле еще год назад не мог представить, что роскошная блондинка не сможет отвлечь его от чего-то. А сейчас он не просто мог представить, но чувствовал, что его мысли занимает не девушка рядом, а совсем другой человек... И именно с этим другим ему бы хотелось встретить этот Новый год.
Он извинился перед девицей, которая нежной, наманикюренной ручкой уже залезла к нему в джинсы, и ушел на маленькую кухню.
Лебле немного посидел в раздумьях, покачался на стуле... потом взял мобильник, откинул его крышечку и захлопнул ее. Открыл снова...
"С праздником. Надеюсь, что в следующем году все будет по-другому."
Сойдет. Лучше он все равно не напишет. Нет таких слов.
Он положил телефон на кухонный стол и стал ждать ответа.
Девушка в комнате требовала внимания, но Дани выдавил из себя лишь нечто нечленораздельное, вероятнее всего, просящее подождать еще. И продолжил смотреть в окно, подперев щеку кулаком.
Еще 10 минут и он пойдет к девице. Еще 10 минут...
Резкая вибрация заставила вздрогнуть.
"Я тоже надеюсь..."
Дани схватил мобильник - к черту смс.
За окном играют дети, счастливые и глупые, они не знают, что на них из окна смотрит взрослый человек, у которого в жизни есть все. Он смотрит, не видя, и слушает длинные гудки.
Надо же, ответил. Молчит. Если бы Дани не слышал тихого дыхания, то решил бы, что звонок сорвался.
Сказать что-то куда тяжелее, чем решиться позвонить.
- Ты хочешь, чтобы все было по-другому?
Тихий смешок:
- А это возможно? А, Любле?..
- Если ты этого хочешь, то возможно. Я сделаю. Только ответь, хочешь?
- Хочу.

+ + +
начало января 2007, Нюрнберг.

Дани ощущал себя тупым подростком, когда звонил Герстнеру и предлагал встретиться. Первая причина неудобства заключалась в том, что он по сути приглашает мужчину на свидание, во второй причине он не хотел сознаваться даже самому себе.
Не мямлить, не молчать! Как просто - не хочешь ли ты приехать ко мне в Нюрнберг, все равно ты будешь в Баварии, сегодня вечером играет твоя любимая группа, а потом... а что потом... ну да, все мысли о "потом".
Теперь он шел по улице по направлению к городскому парку, где была назначена встреча, и отчетливо чувствовал, как слегка подрагивают руки. Больше всего он боялся, что Саша не придет... тогда он пойдет в тот бар один, выпьет под аккомпанемент невыносимого, тоскливого завывания, которое Саша зовет музыкой, и покончит с этой привязанностью, чего бы ему это не стоило.
Но нет, высокая фигура в черном сразу бросилась в глаза, его трудно не заметить.

...

Сладкий, тягучий, холодный коктейль скользит вверх по трубочке, которую Саша обхватывает полными, чувственными губами. Они по цвету точно такие, как напиток - нежно-розовые. Весь вечер смотреть на это сил не хватит. Надо вдохнуть поглубже. Надо что-то делать.

...

Улица почти пуста. Странно для вечера выходного дня, но быть может, дело в том, что они идут по маленьким переулкам? Уже битый час, говоря ни о чем.

- Саша... Саш, подожди.
Герстнер послушно остановился, оборачиваясь, и теперь разглядывал стоящего в нескольких шагах Дани.
- Пойдем ко мне?
Саша молчал.
- Sashi?
Герстнер заглядывал белые носы своих кроссовок и молчал. А потом неожиданно вскинул на него почти жалобные глаза и беспомощно улыбнулся.

...

Дани поднял голову от подушки и тут же со стоном уткнулся лицом обратно. 12.00 - это нестерпимо поздно для жаворонка, теперь голова будет болеть весь день... Хотя и немудрено после такой-то ночи! Кстати...
Даниэль резко сел на постели. Где Саша...
Наспех одев джинсы, он выглянул в прихожую - куртки нет. Сбежал.
Лебле прошел на кухню и там обессилено опустился на стул. Теперь точно все.
В чувство его привел хлопок входной двери... Спустя пару минут на кухню заглянул Саша, держащий в руках бумажный пакет из ближайшей лавки.
- У тебя холодильник пустой, завтракать нечем...

+ + +
6 января 2008, Париж.

Герстнер подпевал любимой песне, лившейся из динамика, и неторопливо собирал вещи в дорожную сумку. До отъезда в следующий город еще пара часов. Саша повернулся к двери... и вздрогнул, точно увидел привидение.
Энди. Стоит, прислонившись спиной к двери и скрестив ноги, а на губах играет обычная саркастичная улыбка.
- Ты так мило пел... я не посмел прервать...
- Не издевайся, - Саше очень хотелось придать своему голосу необходимую твердость. И разговаривать с Энди спокойно, на равных. Но он чувствовал себя кроликом. Причем этот кролик был загнан в угол и смотрел в глаза нацелившемуся на него волку. И Саша жалел, что он не такой маленький, как тот кролик, потому как в таком случае у него была бы возможность спрятаться. А еще кролик мог бы закрывать глаза и трястись всем тельцем от нахлынувшего ужаса. А Герсти не мог, но, признаться, в такие моменты это было его основное желание. Вот и сейчас он стоял перед Энди и ощущал себя маленьким и жалким, совершенно забывая, что ему 30 лет и в нем два с лишним метра роста.
- Я и не думал издеваться. Говорю совершенно серьезно.
Саша лишь дернул бровью.
- Я пришел сказать одну вещь... - Энди еще раз улыбнулся, на этот раз самому себе, и Саше показалось, или блондину трудно говорить и он даже чуточку смущен?
- Какую?
- Я хочу попросить прощения.
Шокирующе.
Энди помолчал чуть-чуть, ожидая реакции, а затем продолжил:
- Мы много говорили с Андре на эту тему, он мне все объяснил, ну или по крайней мере то, что мне нужно знать и понимать.
- Иии?
- Я не злюсь. Действительно не злюсь. Мы работаем в одной группе и ссориться нам ни к чему... Тем более... тебе же больше нечего от меня хотеть, ведь так, маленький Sashi?
Вопрос не был риторическим, Энди ждал ответа. И Саша, помедлив, кивнул. Больше нечего.
- Тогда ладно, я пойду... - Дерис уже развернулся, чтобы открыть дверь, но неожиданно остановился.
- Я хотел еще одну вещь сказать. Точнее, попросить... Я понимаю, что тебе не с чего любить меня и исполнять мои просьбы. На твоем месте я бы сделал все наоборот, но...
- Энди...
- ...оставь Андре в покое. Не забирай его у меня.

+ + +
конец января 2008.

Саша недовольно заворочался, закапываясь носом в мягкую подушку, когда резко зазвонивший мобильник нарушил тишину блаженного раннего утра. Сон совершенно не хотел отпускать Герстнера, но телефон упорно играл нежно любимую, а сейчас ненавидимую мелодию Sextus, и Саша опустил руку с кровати, пытаясь нащупать небрежно брошенные на пол джинсы, в кармане которых заливался телефон. Наконец серебристая трубка оказалась в его ладони... Дани...
Не открывая глаз, Саша пробормотал в трубку нечто неразборчивое, обозначающее приветствие.
- Привет, Герсти, ты где?
- В... в США... у Синди, она здесь работает, и я прилетел в гости.
- Я тебя совсем потерял...
- Извини, что не предупредил...
- Ничего! Я просто волноваться уже начал, куда ты пропал. Приедешь, позвони, хорошо?
- ОК.
- Я люблю тебя.
- И я тебя...
Саша отключил мобильник и не глядя кинул его на пол. Обнял подушку и собрался продолжить прерванный сон, если бы он мог, то замурлыкал бы...
- Ты научился первоклассно врать... - Андре зевнул и потерся щекой о его спину, на которой собственно и спал.
- Мне было у кого учиться...

+ + +
начало февраля 2008 года, Нюрнберг.

Дани готовил себе кофе и слушал длинные гудки, придерживая плечом телефон. 11 вечера, он еще не должен спать...
- Привет, Любле... - уставший такой, вымотанный.
- Привет. Как дела?
- Хорошо, устал только...
- И чем же ты занимался?
- Ооочень смешно, Любле...
- Я серьезно.
- Я на студии, только закончили. Я, наверное, здесь ночевать останусь... а то как представлю, что надо куда-то ехать...
- Ммм... а хочешь, я тебя заберу и поедем ко мне?
- Хочу, - голос заметно приободрился, - очень хочу!
- Ну тогда где-нибудь через час...

...

Красная кожаная куртка сверху на тонкую футболку, рибушенные джинсы и белые кеды - не самый лучший наряд для января... Во всяком случае Дани так показалось, когда он смотрел на то, как Саша шныряет по студии, проверяя, все ли выключено, и наконец запирает дверь и включает сигнализацию. Серьезный какой, и куда только девается вся инфантильность и нескладность, когда дело касается работы...
- Ну все. Пойдем. - улыбается. Нет, все ж таки он большой ребенок, в особенности если бы не эти тени усталости вокруг глаз.

...

Наверное, тяжело назвать раем времяпровождение на узком и, признаться, весьма неудобном диванчике. Но долгие месяцы в автобусе научили Дани не обращать внимания на такие мелочи. Во всяком случае он уже час с лишним лежал на этом диване под тяжестью Саши и думал, что наверное надо бы пойти в душ, растолкать Герсти и лечь уже наконец в постель. Но ему мешала одна небольшая, но безумно существенная мелочь. Ему было хорошо и уютно. И это перекрывало все на свете неудобства.
Внезапно Даниэль оживился и, оторвавшись от созерцания потолка, которого он, кстати, все равно не видел из-за темноты, высказал только что пришедшую к нему идею.
- Слууушай, Герсти, а как ты смотришь на то, чтобы пожить вместе?
Саша поднял голову, смерил Дани долгим взглядом, а потом снова уткнулся ему в грудь:
- Мне кажется, или на эту тему не надо шутить? - сказал спокойно, но судя по тому, как сильно его пальцы впились в живот любовника, этот вопрос его задел.
- Герстнер, да че ты все в штыки-то воспринимаешь?
- Прекрати надо мной издеваться, - кажется, даже дышать перестал.
- Я не шучу, давай жить вместе.
- Иди к черту.
- Саша?
- С утра поговорим.
- Ну уж нет! Ты согласен?
- Если я скажу "да", то ты с утра можешь пожалеть. Даже скорее всего пожалеешь.
- Нет...
- Хорошо, я согласен, но утром ты можешь еще раз задать этот вопрос. Если захочешь, конечно.

...

Дани лежал поперек широкой кровати, раскинув руки, и слушал музыку, доносившуюся с кухни через неплотно закрытую дверь. Что-то попсово-психоделичное, смерть его ушам.
Что ж... у новой страницы его жизни своеобразное и непривычное музыкальное сопровождение. И запах тоже... уютный и вкусный.

За Сашей забавно наблюдать, когда он не знает, что на него смотрят. На и так не слишком-то большой кухне совсем тесно из-за него. А он чувствует себя совершенно свободно, подпевает играющей музыке и зорко следит за чем-то вкусным, шкворчащим на сковороде.
- Что это? - Дани кивнул на магнитофон, когда Саша обернулся.
- Я сейчас выключу...
Но Дани перехватил его, обняв за талию, и когда Саша попробовал вырваться, прижал еще крепче.
- Отпусти... подгорит...
- Не отпущу.

Новая страница будет написана совсем другим почерком.

+ + +
10 февраля 2008, Осака.

Лифт быстро скользил куда-то в невообразимую высоту, унося с собой Энди.
Хотелось курить. Почти навязчиво хотелось. Но смысл раскуривать сигару, если это же можно сделать через 10 минут в удобном кресле?
Тем временем лифт остановился на нужном этаже. Здесь была маленькая, но чертовски уютная квартирка какой-то близкой знакомой Андре, наверное, бывшей, а может, "походной" любовницы. Энди как-то не удосужился поинтересоваться, когда Андре энное количество лет назад знакомил их, дабы "расписать" тогда еще совсем юную прелестницу на двоих. В общем и целом это было и не важно, куда важнее было то, что девушка часто уезжала, а заветные ключики давала беспрекословно.
Андре позвонил так неожиданно... правда, Энди не стал ему говорить, что сам хотел это сделать. Но его приезд очень кстати. Дерис успел соскучиться. И Андре не нужно знать насколько сильно.
Мысль о том, что Матос приехал неспроста, пришла в голову блондина только тогда, когда он вышел из лифта, направляясь к гостеприимно распахнутой двери квартиры.
Под внимательным и ироничным взглядом Энди неторопливо разделся.
- Проходи...
Сюрприз удался. Энди на мгновение потерял дар речи.
В гостиной с приглушенным светом, забравшись с ногами на мягкий серый диван, сидел Саша Герстнер с бокалом красного вина.
Дерис скрестил руки на груди и, пряча улыбку, смотрел на Андре, возвращающегося на свое место на том же диване. Боже, как Саша испуган, но ничего, держится, а Андре совершенно доволен эффектом.
- Андре-Андре... вот удивительно, сколько лет мы знакомы, а ты все равно находишь возможность шокировать меня и выбить из колеи.
- За это ты меня и любишь?
- Ну да, это основополагающий фактор... Саша, не смотри на меня такими глазами. Я собираюсь выпить вина, а не твоей крови.
- Кто тебя знает... - Саша зябко передернул плечами.
- Никто, - Энди согласно кивнул, усаживаясь в удобное кресло с противоположной стороны маленького столика со стеклянной столешницей.

Саше и в голову не могло придти, что в присутствии Энди Дериса можно вести себя так свободно. И даже расслабиться, не ожидая, что эта змея плюнет ядом сарказма. Хотя наверняка Саша чувствовал себя так спокойно лишь потому, что поблизости был Андре, рядом с которым даже Энди казался милым и миролюбивым.

В какой-то момент до Саши дошло, что Энди молчит. Просто иронично рассматривает его и Андре, мягко улыбаясь и чуть выпячивая губы. А в почти темно-синих из-за неяркого освещения глазах затаилось такое странное выражение... Герстнер не мог его описать, но душу бы заложил за то, что Матос прекрасно знает, о чем думает блондин.
Как бы в подтверждение бразилец перевел разговор в другое русло:
- Знаешь, Sashi, мы с Энди чертовски давно не виделись... Я даже соскучился. Эта циничная скотина наверняка скажет, что он совершенно по мне не скучал, но я уверен в обратном, так что пусть ложь останется на его совести...
Саша перевел взгляд на Энди, который закатил глаза и пробормотал что о неугомонных бразильцах, которым неплохо было бы замолчать.
- Так вот... Герсти, ты пойдешь или останешься здесь? Естественно, все сугубо по твоему желанию, мы не навязываемся.
Саша, конечно, прекрасно понимал, что его, собственно, за этим и позвали, но предложение все равно прозвучало несколько неожиданно. Он быстро облизнул губы и неожиданно смело глянул на Андре:
- А если я останусь, то все тоже будет сугубо по моему желанию?
Матос потер нос, бросив быстрый взгляд на уже откровенно веселящегося Энди:
- Я тебе могу обещать одно - все будет...
- Я выйду на секундочку.
- Аха...
Энди взглядом проследил за тем, как Саша встал и покинул комнату, а затем сложил ладони на животе в замок и с неподдельным интересом спросил:
- Что ты задумал, Матус?
- Пока ничего...
- Ты решил поиграть в демократию? Равенство, так сказать?
- Не говори глупостей. Это не игра.
- Ну-ну...
- Виноградинку хочешь?
Вместо ответа Энди соскользнул со своего кресла и сел на корточки возле коленей Матоса.
- Андре, любимый, я серьезно... Что ты задумал?
- Поцелуй меня...
- Андре...
- Ты не целовал меня больше месяца... Поцелуй.

Саша рассматривал в зеркале в ванной комнате свое отражение. И это отражение глядело на него огромными от испуга глазами. Герстнер еще раз плеснул в лицо пригоршню ледяной воды.
В нем отчаянно боролись два желания. Уйти и остаться. С одной стороны он понимал, что если останется здесь на ночь, то может приобрести себе новые проблемы, и это все плохо закончится. А с другой... ему до боли в солнечном сплетении хотелось провести эту ночь здесь. И эта боль была сладкой. Она ныла, почти пульсировала, заранее возбуждая.
Саша стянул с крючка белое пушистое полотенце и уткнулся в него носом. А ведь Андре знает, что он согласится. Знает. Иначе бы заранее предложил.
Стало легко. Будь что будет. С этой мыслью Саша вышел их ванной. У него было странное ощущение, что он перешел какую-то грань, эта ночь сломает то последнее, за что он так отчаянно цеплялся и одновременно хотел выкинуть их своей жизни.
И в конце концов он не ребенок, мир не закончит свое существование после этой ночи.

Войдя в гостиную, он остановился на пороге. Забавно. Пару лет назад это зрелище шокировало бы его, а сейчас он беззастенчиво любуется поцелуем Андре и Энди.
В какой-то момент Энди заметил его и, лукаво глянув из-за плеча Андре, поманил к себе.
Черт, о такой наглости еще совсем недавно Саша и помыслить не мог. Подойдя к дивану сзади, подцепить Андре за подбородок, заставляя закинуть голову, и запечатать рот поцелуем. И знать, что на это одобрительно смотрит Дерис.
Поцелуй сладок. Самое волшебное - это знать, что Андре неудобно, но оторваться он не может.
Краем глаза Саша заметил движение со стороны Энди и на мгновение отлепился от Андре, дабы глянуть, что задумал блондин. Впрочем, мысли того были вполне предсказуемы. Энди сполз на пол и, закусив губу от старания, аккуратно расстегивал джинсы Андре. Он намерено тянет время. Дразнит. Хотя сам наверняка безумно хочет, это видно по тому, насколько нервно он облизывает губы, наконец добравшись до предмета вожделения.
Стон Андре, который выпил Саша, отозвался в нем самом, провибрировав по всему телу. Дрожит, сглатывает...
Конечно, приятно мучить Андре, но Саша захотелось более активного участия. Он разорвал поцелуй и перелез через спинку дивана... и неожиданно для себя прихватил Энди за волосы, отрывая его от безусловно увлекательного занятия... его губы на вкус как... Но и это не то, чего он хочет.
Как сквозь пелену он услышал стон Андре и то, как Энди восхищенно чертыхнулся, но это было совсем неважно, в сравнении с твердостью на языке и губах. И это не то... прижаться губами к мягкому животу, выше - к смуглой груди, к крупным темным соскам, к шее с нервно дернувшимся кадыком и бешено бьющейся под золотой кожей кровью...
Энди положил голову на колено Андре, а потом все же спросил:
- У тебя нет ощущения, что ты попал, дорогой мой Ангел?
После некоторой паузы он все же получил сбивчивый ответ:
- Я расскажу тебе утром... если доживу...

+ + +
25 Февраля 2008, Париж.

Энди, не отрывая взгляда от маленькой сцены парижского Hard Rock Café, обхватил губами соломинку в ярком коктейле. Андре его точно заметил... еще в начале второй песни, но не подал виду, только иногда смотрел в его сторону. Ослепленный софитами, Матос, напрягая зрение, всматривался в полумрак помещения... а потом вновь устало прикрывал глаза. Они привыкли к выходкам друг друга.
Дерис сделал еще один глоток и откинулся на спинку обтянутого красной кожей кресла. При этом он почти скрылся в тени, собственно, поэтому он и выбрал этот дальний угловой столик. Вся небольшая сцена на фоне черно-белых плакатов была видна блондину, конечно, хотелось подойти поближе, сесть на ступень... и смотреть... нет, видеть... Но это непозволительная роскошь. Энди и так рисковал быть узнанным. Вечер слишком хорош, а зрелище слишком прекрасно, чтобы тратить время на улыбки и раздачу автографов.
Энди чувствовал, что Андре поет для него. Наверное, каждый и уж тем более каждая из присутствующих эти вечером в зале ощущали тоже самое. Но только Энди знал, о чем поет бразилец.

После шоу Энди подождал полчаса и только тогда отправил смс.
"Мне понравилось"
"Ты хочешь встретиться?"
"Где и когда?"
"У меня еще в час эфир"
"Где и когда?"
"На мосту. В 3."
...
"Энди, ты ничего не хочешь мне сказать?"
"Я при встрече скажу"

...

Энди за последние несколько часов не выкурил ни одной сигареты и ни разу не проклял себя за свой поступок. Он даже старался не думать. Просто стоял на горбатом мостике, опершись на перила, и смотрел в мутную воду. И в плавно текущей реке не было ответов на терзающие его сердце вопросы. И не могло быть. А Энди безумно хотелось знать, что сподвигло его на этот сумасбродный поступок, который впрочем, был вполне в его духе. Рвануть на другой континент, пожертвовав отдыхом и рискуя сорвать свой собственный концерт. И все ради того, что бы полтора часа слушать, как мурлычет страстный голос под перебор гитары, а потом несколько часов провести в постели. Дерис машинально потянулся к карману, чтобы достать пачку сигарет, но усилием воли он остановил себя. Добровольная пытка. Даже слегка приятно. В голове уже шумит, пальцы чуть-чуть дрожат, до безумия хочется ощутить горечь во рту... но Энди дал самому себе слово, что выкурит сигарету только в постели, только после любви. Блондин закинул голову, подставляя лицо мелко моросящему дождю, и тут же зажмурился от света фонарей. Легко.
Андре как всегда опаздывает, и это по-своему хорошо, во всяком случае Энди даже не вздрогнул, когда уверенная ладонь провела по его спине. Энди лишь показалось, что он ощутил жар даже сквозь толстый серый драп короткого пальто. Дерис окинул бразильца мгновенным, незаметным взглядом. Устал безмерно, но энергия все равно бьет через край. Светлые джинсы, тонкая кожаная куртка, легкая кремовая рубашка и символический шарф.
Матос встал справа от Энди, почти касаясь его плечом. С минуту тоже всматривался в темную воду, следуя примеру любовника. Потом природная нетерпеливость взяла верх. Он подпер щеку ладошкой и теперь всматривался уже в профиль Энди, который так хорошо видно в свете яркого фонаря. Нет, Андре, конечно, знает каждую черточку, но ему почему-то доставляет удовольствие вновь и вновь разглядывать. Почти незаметный белый шрам на подбородке. Темная круглая родинка на виске. Три серьги, вдетые в один прокол. И усталость, тенью легшая на лицо.
- Ладно, у меня мало времени, да и у тебя не больше. Пойдем, - Энди отступил на шаг, но неожиданно Андре хватил его за локоть и притянул к себе:
- Ты обещал.
- Что?
- Что-то сказать, - теперь Андре откровенно улыбался, наклонив голову в ожидании.
Энди несколько секунд старался сохранить серьезное выражение лица, а потом все же рассмеялся:
- Ну хорошо, хорошо...
- Ну так?
- Я скучал, - и, подняв повыше ворот пальто, добавил, - Пойдем. Я замерз.
- Я тоже.
- Что - тоже?
- И скучал, и замерз.

...

Ощущение волшебного секса. На жесткой постели заштатного отеля. Сидеть на его коленях, прижимаясь спиной ко влажной груди, и ощущать его внутри, так глубоко, как это возможно, его и только его. Как он давно хотел этого, как же... Тот раз втроем совершенно не утолил голод, скорее разжег его сильнее. Энди хотелось чувствовать только его, пробовать его вкус, перебирать его волосы, вдыхать его запах...

Энди лежал в остывающей постели. Полжизни за этот момент - полудрема на его спине после одной единственной близости. Ничего особенного или необычного, но это лучшее из возможного. Голод утолен. Энди уткнулся носом в нежную кожу между лопатками и вдохнул запах. Горячий и яркий аромат солнца. Что-то цитрусовое, но точно не банальный апельсин, нечто более экзотическое... быть может, дикое... Смесь свежеразрезанной мякоти и раздавленной маслянистой шкурки. Легкий запах пота на чистой коже. Еще... соленый морской запах... хотя нет, это игра воображения, откуда? И еще что-то... Энди вдохнул поглубже и прикрыл глаза, вспоминая. Ну конечно... Он забыл, где это было, да это все равно не важно, потому что память сохранила четкий, точно хорошая фотография, образ. Ночной пляж, совсем узкая полоска между черной водой и стеной растительности. Энди помнил свое судорожное движение, как он пытался схватиться, удержаться за свое сомнительное ложе из остывающего песка... а потом протянул руку и неожиданно ощутил прикосновение листьев... резкое движение внутри, его вскрик... и горьковатый травянистый запах с примесью тяжелого цветочного...

Блондину неожиданно захотелось ощутить его вкус, и он лизнул гладкую спину, потом протянул руку и погладил Андре по щеке:
- Ты уставший такой...
Андре улыбнулся, не открывая глаз, и легко дернул плечом:
- Глупости...
- Ну я же чувствую, - Энди сменил позу, усевшись на него, - Расслабься... - светлые ладони прошлись по спине и легки на плечи, - Мне продолжить?
Дождавшись блаженного кивка, Дерис потянулся к упаковке со смазкой.
- Пусть эта штука послужит для чего-то более полезного, чем секс...
- Но менее приятного...
- Нам ничто не мешает использовать ее потом по назначению.
Андре лишь хмыкнул, расслабляясь под сильными, уверенными ладонями.
- Слушай, а как там Саша?
- А что, он больше не делится с сенсеем проблемами?
- Нет, но он так счастлив, что подробностей немного, а я любопытен...
- Ну тогда можешь радоваться, группа Helloween и ее технический состав находятся в перманентном шоке, ибо эта сладкая парочка скоро нас доведет... Так хорошо?
- Ммм... чуть ниже... Да, вот так. А что, все так жутко?
- Не то слово... Они постоянно тискают друг друга. Дани напоминает ревнивого молодого супруга, оберегает свое сокровище...
- А сокровище как?
- В шоке... кажется, он и не ожидал. Кстати, примешь участие в нашем пари? Мы уже делаем ставки, когда они решатся продемонстрировать отношения на публике.
- Нет, спасибо... - Андре тихо застонал, прогнувшись, - Еще ниже...
- Если ниже, то... то я могу особо не заморачиваться и начать использовать смазку по назначению...
- Если ты переживаешь, что я против, то ты ошибаешься...

+ + +
27 февраля 2008, Брисбен-Сидней.

Дани вытолкнул Сашу из купе, где каким-то чудом умещалась еще не спящая часть техников и музыкантов, прижал к стене и громко зашипел, не обращая внимание на несколько изумленных такой сценой фанатов.
- Ты считаешь, что это нормально?!
- Да, считаю.
- А я нет!
- Твои проблемы...
- О нет, Герсти! Это *наши* проблемы и ты это отлично знаешь.
- Наши? С чего бы это?
- А с того, что если ты живешь со мной, - тут у него хватило ума перейти на шепот, - то будь добр быть мне верным!
- А я не очень-то рвался, это твоя идея! - Саша стал выходить из себя, во всяком случае в голосе послышались истерические нотки.
В этот момент из покинутого ими купе вышел Вайкат, корректно заметивший, что выяснять отношения лучше всего за закрытой дверью.
Саша резко развернулся к нему, мгновение помолчал, а потом сорвался:
- Да что вы ко мне все примотались?! Что ты понимаешь? - Вайки вздернул узкую бровь и молча ушел обратно в купе, но Саша вряд ли это заметил. Теперь гнев был обращен уже непосредственно на виновника, - Отвали от меня, Любле, ты понял?! От-ва-ли!!!
И рванул к себе, по дороге сбив парочку зазевавшихся пассажиров.
Дверь соседнего купе открылась, и оттуда выглянул Энди. Злой Энди.
- Я просил потише, я просил всех заткнуться? Просил? Вы можете пить тихо?! - огляделся, оценив ситуацию, и зашипел на Дани, точно разбуженная и крайне недовольная этим змея, - Зачем ты его постоянно доводишь? Развлечений мало?
Дани тут же рванул к нему:
- А какое тебе дело, а? С каких это пор все добродетели и милосердие мира воплотились в Андреасе Дерисе?
Энди на мгновение замер от такого неожиданного выпада, а потом прищурился и, подвинувшись к Дани вплотную, спокойно прошептал:
- Знай свое место, Лебле.
И приподнял брови, как бы молча спрашивая, понял ли драммер весь смысл этой фразы. Дани поджал губы, но все же кивнул и отодвинулся.
Неожиданно Энди пошел к купе Саши, постучал осторожно. В ответ раздалось вполне недвусмысленное предложение идти куда подальше и выбрать себе другую цель. Но Дерис упрям.
- Саша... Это я. Можно?
Неожиданно щелкнул замок, и Энди проскользнул в купе.
Дани постоял немного, покачавшись с пятки на носок, и с недоумением выдал:
- Все его успокаивают... Меня бы кто!..

...


Саша сидит, сложив ноги по-турецки, правой коленкой упирается в столик, левой - в стенку. Купе для него явно маленькое, впрочем, ему везде тесно. Аккуратно расковыривает распушенную дырку на джинсовой штанине.
- Не расстраивайся.
- Он постоянно так.
- Он тебя любит и поэтому ревнует.
- Он считает меня своей собственностью, в первую очередь.
- Да, считает, и опять же потому что любит тебя...
Саша замолчал, не глядя на Энди, а потом друг вскинул на него умоляющие глаза:
- Посиди со мной.
Энди молча сел рядом. Неожиданно Герстнер наклонился и уткнулся носом ему в колени, шумно дыша в джинсовую ткань. Первое мгновение Дерис просидел без движения, не зная, что с ним делать, а потом машинально положил ладонь ему на голову и погладил. Так же, как успокаивал своего сына, когда тот приходил к нему, чтобы поделиться своими неудачами и потерями, такими странными и несущественными для Энди и такими огромными для Рона.Саша несколько минут принимал ласку, под конец почти замурчал, едва не потерся щекой о бедро блондина... а потом привычным жестом обнял за талию, положив ладонь ему на поясницу.
Поднял голову, вопросительно глядя снизу-вверх... надеясь, что Энди хотя бы кивнет...


...

От вокзала до гостиницы музыканты добирались на автобусе.
И группа и технический персонал с некоторым удивлением смотрели на Сашу и Дани, севших не рядом, как обычно, а в разные ряды, разделенные проходом. А потом удивление перешло в шок - Саша убрал сумку с соседнего кресла, когда мимо проходил Энди. И тот помедлив мгновение, сел рядом с гитаристом.

...

Энди уже успел подзабыть, какой он большой и как хорош в постели. Ему кажется или у мальчишки прибавилось умения и изощренности?.. Энди беззвучно рассмеялся, но тут же смех перешел в протяжный стон, когда Саша зашел слишком глубоко... надо сказать ему потом, чтоб не смел больше так делать... делать больно Энди Дерису - это привилегия другого человека... Потом попросить. Потому как конкретно сейчас куда больше занимает почти мокрая простыня, пристающая к спине, липкое от пота тело любовника, всей тяжестью вжимающее его в упругую гостиничную кровать, мысль о том, как после всего сладкие розовые губы сцелуют с его живота блестящую дорожку спермы с прошлого оргазма... Фак, надо хоть раз в жизни быть честным! Конкретно сейчас его больше всего в этом мире интересует роскошная штука внутри. Чертовому мальчишке даже стараться не надо, чтоб найти волшебное местечко... он и душу достанет... если найдет, конечно.

Невозможные губы не только слизнули семя с живота, но и заглянули туда, куда их в общем-то и не приглашали... точнее просто намекали, что хотели бы их там почувствовать... и они правильно поняли намек.... как дерзко и как чудно...
По скользкой, мокрой спине, которая так болезненно изогнулась от удовольствия... по позвоночнику вниз, не забывая потереться небритой щекой, еще ниже... и Энди наконец вскрикивает... сперма с живота была цветочками в сравнении с тем, как нежные губы и язык ласкают облизывают его там. Так знакомо...
Неожиданно в замутненном разуме Энди что-то щелкнуло. И он засмеялся, вцепившись в подушку зубами.
- Значит, у вас было "разочек и все"?.. - и засмеялся громче.
Судя по звуку, Саше стало как-то нехорошо. Энди обернулся, глядя на побледневшего мальчишку.
- Энди, я...
- Ой, прекрати, а?.. Ну что, я не знаю Андре? Или ты думаешь, что он мне так не делал?..
- И что с того? - осмелел, дерзит. Этому тоже Андре научил? Энди со стоном перевернулся на спину, потянувшись.
- А с того, что я знаю Андре - он случайному любовнику стараться доставить удовольствие не будет. По крайней мере так не будет...
Саша прикусил припухшую губу и опустил глаза.
- Ты злишься на меня?
- За что?
- За него...
- Мы уже говорили об этом. Нет. Он и так мой.

+ + +

Дани злился весь вечер. И ночь тоже. А потом все же решил пойти и попросить прощения... Без спроса взял у Косты карточку от Сашиного номера, но прежде, чем войти, он все постучался, но ответа не получил... тишина. Его там нет. Дани осторожно приоткрыл дверь. Постель даже не тронута.
Дани в задумчивости вышел из номера, пошел по коридору и, поравнявшись с дверью Энди, остановился. Как просто. Хотелось заткнуть уши, чтобы не слышать стонов, криков и просьб, так знакомых ему. Наверное, ему померещилось, но казалось, что эти звуки совершенно реальны и пробиваются сквозь изоляцию комнат.
Даниэль стоял довольно долго. А потом от души приложил кулаком по белому пластику, вложив в удар всю силу.

+ + +
запись создана: 21.04.2008 в 02:18

@темы: Andre Matos, Helloween, мой Пантеон, сказки, творчество

URL
Комментарии
2008-04-21 в 02:25 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
+ + +

Пожалуй, это была самая отвратительная ночь в его жизни. Лежать у себя на кровати и смотреть в потолок не отрываясь, потому что стоит закрыть глаза, как перед ним тут же предстает картина... соблазнительная картина, чего уж тут скажешь, но это *его* Саша...
Не сказать, что утро было лучше. Ибо оно предполагало встречу с Герстнером. Ладно, черт с ним, с автобусом, можно сесть в разные углы и всю дорогу смотреть на черную макушку, виднеющуюся из-за высокой спинки. А что дальше?..

Когда Дани вошел в гримерку, Саша сидел на одном из кресел и настраивал свою любимую черную акустику. Конечно, это мог сделать любой из техников, но прекрасный Диан с мученическим венцом мог не перенести разлуки и бесчувственности чужих рук.
Дани прогулялся по комнатушке, заложив руки за спину, но Саша даже не поднял головы от своего любимого инструмента. Тогда драммер медленно приблизился к нему, наклонился и доверительно, как бы между прочим шепнул, достаточно громко и четко, чтобы все слышали:
- Подстилка...
Длинные пальцы перестали ласкать тугие струны и замерли. Так же как и замер их обладатель и все присутствующие в гримерке.
Саша отложил гитару и медленно выпрямился во весь рост. Но Дани не из тех, кого можно испугать, да и не ждать же от Герстнера подвоха.
Но расчет оказался неверным. Последнее, что видел Дани до наступления полной темноты, это кулак бывшего любовника.

...

Последний день тура в Австралии они провели в молчании на максимальном расстоянии друг от друга. И с видимым облегчением разъехались по домам...


+ + +
начало марта 2008, Гамбург.

Дани ненавидел себя, пока ехал в Гамбург, и еще больше он проникся отвращением к себе, пока поднимался к квартире Герстнера. По лестнице, чтобы дольше, а значит больнее. Тем более, что Саша наверняка в Сан-Паулу. Ну или на Тенерифе. А может, они еще куда выбрались... отдохнуть...
Немного помедлил прежде, чем позвонить. Вдох-выдох.
Надо же... он дома. Кажется, удивлен. И совершенно не рад. Дернул красивой бровью, молча спрашивая, что надо.
- Давай поговорим.
- О чем?
- О нас с тобой.
- О, а еще есть "мы с тобой"?
- Герсти... не дури...
- Знаешь что?.. Мы поговорим потом, когда ты наконец разберешься, что тебе нужно. И нужен ли тебе я. Потому что я не хочу быть кем-то, я хочу быть единственным. Я приму, если ты скажешь, что я тебе не нужен, это будет куда лучше и честнее. Давай, ты не будешь обманывать ни себя, ни меня... Подумай, Любле, определись, тогда и поговорим, - Саша уже хотел захлопнуть дверь, но Дани остановил его:
- А чего ты хочешь? Ты сам-то знаешь?
Саша смерил его долгим взглядом, а потом покачал головой:
- Нет, Андре был прав, ты ограниченный... Я хочу быть счастливым, Любле...
- Со мной?..
Саша в ответ лишь усмехнулся:
- А как можно быть счастливым с человеком, который не знает, хочет ли он сделать тебя счастливым?
Он подождал, может, Дани есть, чего сказать, но ответа не последовало, и Саша захлопнул дверь.

Дани отошел на пару шагов. Кажется, или он еще не осознал происходящего?.. Он постоял немного, а потом вновь подошел к двери, беспомощно глядя на нее. В глазах щипало.
Он осел на бетонный пол, сжался возле двери. Господи, когда же он последний раз позволял себе плакать?.. Лет двадцать назад? Да нет, больше... и поводы были, а он всегда терпел.
Прикрыл глаза, чувствуя, как намокают ресницы. Отвратительное чувство беспомощности. Ты ничего не можешь. Ни вернуть его, ни повернуть время назад и никогда не встречаться с ним. Ты даже не можешь заставить себя перестать беззвучно плакать, положив пальцы на темное дерево двери. И умолять. Униженно просить его вернуться, зная, что он не слышит...
Неожиданный звук заставил вздрогнуть. Дани даже и не понял сразу, что это. А это замок двери, которая неожиданно приоткрылась, легко отталкивая его несмелую ладонь. Мгновение. Дани сглатывает. И осторожно тянет ее на себя, расширяя проем.
Саша сидит на полу, прислонившись спиной к стене поперек узкого коридорчика, пространство которого он занимает почти целиком. Задумчиво, точно его это не касается, он перебирает браслеты на левом запястье и даже не смотрит в сторону Лебле. И ни следа боли или отчаяния. Лишь грусть, обычная для него. Очередное разочарование для большого ребенка.
Дани смотрит на него, а потом решается. Отирает ладонью слезы с лица и, так и не вставая с пола, преодолевает расстояние разделяющее их, переползает через своего любовника вглубь темного коридора. И сжимается рядом с ним во вздрагивающий комок, прижимается к левому боку Саши, уткнувшись лицом в его колени. И глухо поскуливает. Пытается пересилить себя, но неожиданно громко всхлипывает и больше уже не сдерживается. Он просит о чем-то, умоляет простить... и тишина в ответ. Теперь он лишь шумно сглатывает комки в горле, уткнувшись в джинсовые колени, сжимает правой ладонью сашин свитер и, кажется, все еще тихо и совершенно неосознанно просит... Теперь ему не нужно даже прощение, просто позволение просидеть так всю жизнь.
Наконец он чувствует ладонь Саши. Но длинные пальцы не перебирают его волосы, нет, они от души прихватывают их и тянут вверх, заставляя поднять голову. Дани послушно приподнимается. И только тогда Саша обнимает его, с силой прижав к груди.



_________________
Nordream aka Нежить


URL
2008-04-21 в 18:35 

Дрема. Это сказка намного глубже остальных. Видно, что ты ее хорошо продумал. Образы интереснее и опять же глубже. Сюжет не статичный.
- Привет, Герсти, ты где?
- В... в США... у Синди, она здесь работает и я прилетел в гости.

Ты научился первоклассно врать... - Андре зевнул и потерся щекой о его спину, на которой собственно и спал.
Один из самых ярких эпизодов, очень неожиданный. Такой поворот сюжета мне понравился. А вообще... мне много чего хочется сказать... потом. Спасибо. Мавиле

URL
2008-04-21 в 19:19 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Мавиле
Большое спасибо за отзыв, мне очень приятно. Я старался*)
мне много чего хочется сказать... потом.
Скажи потом ;)

URL
2008-04-21 в 19:33 

Я рисую по стенам твой профиль... ©
я наверно в который раз повторюсь, но у меня просто нет слов...читала на одном дыхании...можна сказать почти не дыша))))) :rotate:

А в части, которая
19 ноября 2007 года, София.

мне тут Андре представился таким милым доктором-психоаналитиком :gigi: ....*меня не пинать, за свою фантазию не отвечаю*

2008-04-21 в 19:39 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Светлый Страж
Ха, а ты знаешь, что Андре на заре своей юности выбирал между музыкой и психологией? :D Так что ты не далеко от истины.
Если серьезно, то спасибо моему верному читателю ;-)

URL
2008-04-21 в 19:57 

palelight
you cover up the cruelty ..they built so carefully all those years
последняя сцена убила просто...
А из Андре получился бы неплохой психолог..

2008-04-21 в 20:09 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
palelight
Спасибо*) Я как-то обещал поставить Дани на колени :D
Да, из моего бы получился*)

URL
2008-04-21 в 20:19 

palelight
you cover up the cruelty ..they built so carefully all those years
Да и у тебя это вышло !!! да еще как..
Да из настоящего б тоже, с его то способностями говорить..

2008-04-21 в 20:23 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
palelight
Ну значит, моя миссия выполнена :D
Мда... не дай бог попасть в руки к такому говорливому психотерапевту.

URL
2008-04-21 в 20:29 

palelight
you cover up the cruelty ..they built so carefully all those years
Ой и не говори ;) действительно не дай бог :-)

2008-04-21 в 20:31 

palelight
you cover up the cruelty ..they built so carefully all those years
Хотя ...это надо подумать еще кто б кого переговорил...

2008-04-21 в 20:33 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
palelight
Не нам состязаться с флудливым бразильцем*)

URL
2008-04-21 в 23:35 

nordream31
я дожила до этого светлого дня*)) спасибо!!!

Мавиле, Светлый Страж, palelight, а хоть кто-нибудь обратил внимание на вот эту чудесную фразу?
Новая страница будет написана совсем другим почерком.
Ох, Ежик, ох интриган-сказочник*)) ну хоть бы намекнул, что там, на новых страничках почти семейной жизни Sashi и Любле?... блинчики по утрам и конфетные обертки под подушками.. а может быть попытки Даника наконец приучить Сашу почаще мыть голову и не ходить с прилизанной как у сына булочника шевелюркой? или реакция друзей брутального Даника на достаточно сложные обстоятельства? стоолько всего... возможного..
а может быть кто-нибудь видит их странички другими?

2008-04-21 в 23:41 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
gjkbyf74
Самый лучший пиарщик на свете! :lol: :lol: :lol:
Люблю тебя!

URL
2008-04-22 в 00:34 

nordream31
ня*) ну вдруг я одна зациклилась на Сашке и Данике? вдруг это больше никому не интересно*)) тогда расскажи мне*))

2008-04-22 в 11:05 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
gjkbyf74
Расскажу, куда денусь...

URL
2008-04-22 в 23:59 

Энди уставился на свои руки. Если сейчас он кинется за Андре, то потеряет гордость и самолюбие на глазах у всех. Дерис встал и рванулся к выходу.
Бурные аплодисменты, наконец-то, ур-ра. :jump:
Саша, не смотри на меня такими глазами. Я собираюсь выпить вина, а не твоей крови. - Кто тебя знает... - Саша зябко передернул плечами. :lol:
С каких это пор все добродетели и милосердие мира воплотились в Андреасе Дерисе?
С момента его рождения :rotate:

Андре без комментариев...Это просто не человек, а Огонь ;)
Nordream,..ты молодец. Нет слов, одни эмоции...С уважением, Mira

URL
2008-04-23 в 00:01 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Mira
Мерси*) Очень и очень приятственно*)
Автограф-то дошел? :D

URL
2008-04-23 в 00:10 

:-D Да-а...У тебя красивый почерк, Nordream :rolleyes: Mira

URL
2008-04-23 в 00:12 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
:shuffle2: Ну вот и славно.

URL
2008-04-24 в 01:01 

Tisch
... смеяться и готовить вкусную еду! (с)
nordream31
Ну вот, теперь, когда почитала, могу сказать: да, мне интересно)
На самом деле, я действительно, с интересом читала этот цикл из четырех сказок. С интересом и с удовольствием) Хотя, признаюсь честно, во многом, эти сказки воспринимались мною как ориджинал. В основном, из-за того, что отправные моменты этих историй мне не известны. Ну... тем забавнее)))
И главное: спасибо за сказки :)

2008-04-24 в 01:10 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Пожалуйста*) Как говорится, заходите еще*)
Ну в принципе это и есть ориджнл...

URL
2008-04-24 в 01:38 

Tisch
... смеяться и готовить вкусную еду! (с)
nordream31
Ага, зайдем. Всенепременно))
Ну в принципе это и есть ориджнл...
По большому счету, так и есть. И все же, RPS не просто так относят к фанфикшену.
Я имею в виду, что помимо имен реальных людей, сущестуют какие-то события в их жизни, которые и подвигают писать о них истории. Те моменты и детали, от которых отталкивается автор в своем повествовании. Условно говоря, канон)) То что, действительно, имело место быть.
Так вот, я с каноном не знакома. Мне знакомы лишь образы... ну и творчество, само собой)) (Правда, не всех :shuffle2: ) Поэтому, исключая образы, текст для меня, абсолютно, оригинален. (Блин, ну Таш, ты и завернула... интересно, сама-то поняла, что написала :hmm: )

2008-04-24 в 01:52 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Главное, я понял*)

URL
2008-04-24 в 02:01 

Tisch
... смеяться и готовить вкусную еду! (с)
nordream31
Ну, значит не зря старалась. Здорово))

2008-07-21 в 09:40 

Рассказик клёвенький! Чувства описываются так живо, так ярко!!! Так и многие писатели не писали...

URL
2008-07-21 в 13:56 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Да лааадно, не льстите :shuffle2: :shuffle2: :shuffle2:

URL
2008-07-23 в 05:07 

Beijos e abraços!
Это просто невероятно. Я читала медленно, целый час. Это действительно потрясающе. Молодец, спасибо тебе огромное!!!

2008-07-23 в 10:47 

...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Тебе спасибо, что прочитала! Я не зря старался, это здорово...

URL
2011-04-23 в 01:35 

WhiteLynx72 [DELETED user] [DELETED user]
может, и не актуально, но не удержусь, вставлю свои скромные пять копеек :)
замечаааательно... такая прелесть, такая прелесть. я не хочу, чтобы они кончались, твои сказки, буду читать долго и и упорно)))
Андре неожиданен в роли сочувствующего психоаналитика, Дани - в последней сцене. Трогательно. Саша радует.
и как все прописано опять же, мм...:)

2011-04-23 в 10:33 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Комплименты всегда актуальны*) Спасибо*) Андре, правда, несильно-то сочувствует :D

URL
2011-04-23 в 19:03 

WhiteLynx72 [DELETED user] [DELETED user]
да, зато хорошо пользуется случаем :D:D

2012-03-17 в 01:33 

freir
"Только у нас - патентованные капли Валентинин от излишней горячности и несдержанности"
Ох, с ума сойти, it was hot!

2016-12-12 в 05:20 

Nolfe
Любопытный случайный прохожий
Я все же не удержалась, оставлю тут свой след :)
Нордрим, я уже не первый раз, как только дожидаюсь выходного, бегу сюда и читаю по несколько твоих сказок :D Просто слов нет, как они меня радуют. У тебя такие яркие и цепляющие образы... Переживаешь за них и привязываешься. Особенно Андре и Энди... Невозможно не полюбить. Вот есть в их встречах нечто такое, что на душе становится тепло от маааленького признания "я скучал"...
Концовка, эмоции Дани - сильно, очень.
Хочется, на самом деле, побольше всего сказать, но не уверена, что в моих поздних восторгах есть смысл))

2017-02-17 в 00:23 

Nordream
...я так не могу, надену свою шляпу, в Бразилию уйду!
Nolfe,
Я только заметил комментарий!
Смысл в восторгх есть всегда*)) и в этой сказке я люблю только Дани, единственный нормальный человек среди этих заигравшихся детей.

URL
     

Злокозненный

главная